Одно плавание капитанов бизнеса

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-11Клуб лучших менеджеров России организовал для своих членов бизнес-круиз по Волге, который проходил с 5 по 10 сентября нынешнего года. Это мероприятие замечательно тем, что наряду с отличным отдыхом на борту комфортабельного теплохода «Бородино», принадлежащего судоходной компании «Альба», в ходе круиза состоялось заседание клуба, прошли бизнес-семинары и многое другое.

За несколько дней на борту теплохода и на местах остановок в волжских городах произошла масса интересных событий. В первый день состоялось заседание клуба, на котором в его почетные члены были заочно приняты вице-спикер Госдумы России Владимир Жириновский и президент Российской академии медицинских наук Валентин Покровский. Членами клуба также стали президент корпорации Pacific Scientific and Development Research Company of Arizona Михаил Соловьев и генеральный директор авиационного производственного объединения (г. Комсомольск-на-Амуре) Виктор Меркулов. За большой личный вклад в создание уникальной, конкурентоспособной отечественной продукции президенту ЗАО «Велт» (г. Оренбург) Елене Ивановой была вручена специальная премия имени Петра Великого.

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-11На второй день круиза его участники совершили экскурсию по древнему русскому городу Угличу, а кроме того, встретились с представителями городской администрации.

Члены клуба присутствовали также на праздновании 850-летия Костромы, где в их честь был устроен прием у губернатора области, члена Клуба лучших менеджеров, Виктора Шершунова. Состоялась экскурсия по Ярославлю.

Во время круиза постоянно проходили бизнес-семинары и учебные курсы, которые проводили специалисты Школы иностранного языка Г.А. Китайгородской, бюро «Веритас-Русь», корпорации «Парус», профессиональный психолог.

А каждый вечер путешественников ждала развлекательная программа: русский фольклорный ансамбль из Москвы, Государственный ансамбль песни и танца «Волжские казаки» из Самары, дискотека. В ходе круиза прошло несколько интересных интервью с организаторами и участниками мероприятия.

Елена МАКАРОВА:

«УСИЛИЯ НАШЕГО КЛУБА НАПРАВЛЕНЫ НА ВОЗРОЖДЕНИЕ ВЕЛИКОЙ РОССИИ»

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-11Об организационной стороне и перспективах подобных бизнес-круизов мы попросили рассказать исполнительного директора Клуба лучших менеджеров Елену Макарову.

— Елена Дмитриевна, сколько лет существует Клуб лучших менеджеров России?

— Наш клуб действует с 1999 года. Изначально идея его создания принадлежала лауреатам Национальной премии имени Петра Великого. Они хотели объединиться в некое неформальное сообщество. Но затем было решено не ограничивать так узко членство в клубе, и сейчас в нем насчитывается 161 человек.

— По какому принципу принимают в Клуб лучших менеджеров России?

— Исключительно за выдающиеся успехи в управленческой деятельности. Членами клуба становятся лауреаты Национальной премии имени Петра Великого, соискатели и кавалеры ордена Петра Великого и кавалеры специального Почетного знака.

— Кто определяет, достоин ли тот или иной менеджер права вступления в клуб?

— Для этого существует Российская общественная комиссия, которая занимается изучением присланных материалов на соискателей и путем тщательного анализа выбирает лучших из лучших.

— Вы понимаете под словом «менеджер» управленца любого типа, как частной компании, так и государственного учреждения из любого региона?

— Да. Недаром девиз клуба лучших менеджеров: «Союз власти, труда, капитала, средств массовой информации и науки».

— Что сегодня представляет собой клуб и какие цели он ставит перед собой на ближайшую перспективу?

— С момента создания клуба прошло почти три года. Как я уже сказала, клуб вышел за рамки движения лауреатов премии имени Петра Великого. К ним присоединились соискатели этой премии, госслужащие высокого ранга, руководители научных учреждений, средств массовой информации. Если говорить с пафосом, то деятельность клуба направлена на возрождение великой России.

— А каковы практические шаги по достижению этой цели?

— Сейчас пока рано говорить о практических результатах, поскольку клуб находится в процессе становления. Для каждого из членов клуба основной задачей является лоббирование интересов этого сообщества во всех структурах власти, как законодательной, так и исполнительной. Пока эти вопросы решаются на уровне личного общения, с соответствующими инициативами в органы власти мы не выходили. В ближайшем будущем предполагаем продвигать определенные проекты, касающиеся, в частности, экологии, других гуманитарных направлений.

— А будет ли создаваться какой-то орган, к которому станут прислушиваться в высших эшелонах власти, позволяющий эффективнее лоббировать интересы менеджерского сообщества?

— Я не думаю, что для подобных целей нужен отдельный орган. Такие функции должен взять на себя клуб. Для этого он, собственно, и создавался.

— Что объединяет управленцев, входящих в Клуб лучших менеджеров?

— Мне кажется, наш клуб — это некая микромодель общества.

— В клуб входят люди из разных регионов. Встречаться часто они не могут. Каков механизм их общения?

— Мы используем все доступные нам средства связи, в том числе и электронные, чтобы подробно информировать членов клуба обо всем, что проводим сами, например об участии в круглых столах, проходящих в Госдуме. Члены клуба присутствуют на всех значимых мероприятиях, куда мы можем обеспечить им доступ. Кроме того, как минимум три раза в год проводится собрание членов клуба, они принимают участие в Петровских ассамблеях, конгрессах лучших менеджеров.

— Как возникла идея создания Петровской ассамблеи?

— В основу работы как фонда «Лучшие менеджеры новой эпохи», так и нашего клуба закладывалась некая аналогия с реформистской деятельностью Петра I, в том числе и его ассамблеями. Вот эту традицию мы и стараемся возродить в современных условиях.

— Ассамблея сейчас проводится два раза в год. Не часто ли это для такого грандиозного события?

— Мы рассчитывали проводить ее один раз в год, в декабре, но поскольку в мае 2003 года состоится празднование 300-летия Санкт-Петербурга, очередную ассамблею решено приурочить к этому событию. Возможно, мы придем к тому, что ассамблею стоит проводить один раз в год, а в остальное время будут проходить конгрессы лучших менеджеров, конференции, а также более расширенные собрания членов клуба с приглашением наших лауреатов.

— Как возникла идея путешествия на теплоходе? Это разовая акция или вы надеетесь сделать ее постоянной?

— Подобная идея давно витала в воздухе, ведь кроме тех целей, о которых мы говорили ранее, существует и такой немаловажный аспект, как совместный отдых членов клуба. Мы постарались совместить в круизе отдых и обучение, а потому и назвали его бизнес-круизом. Судя по откликам, получилось неплохо. Мы хотим добиться, чтобы это стало традицией, может, будем организовывать его даже два раза в год — весной и осенью.

— Есть ли планы создать некое место встречи? Появится ли у клуба свое помещение?

— Такие планы есть, но для их реализации пока не хватает возможностей, да и мнения о том, каким оно должно быть, очень разнятся. Тем не менее мы будем этим заниматься.

— Какие основные мероприятия намечено провести в течение ближайшего года?

— В декабре состоится Петровская ассамблея, в феврале — отчетное собрание, где мы надеемся подвести итоги и наметить планы на будущее. Затем пройдет Петровская ассамблея в Санкт-Петербурге, а лето мы рассчитываем посвятить познавательно-развлекательным мероприятиям. Это могут быть, например, бизнес-круизы на теплоходе, поездки к членам клуба, которые приглашают нас к себе в регионы.

(Беседу вел Ю.А. Кузьмин.)

Сергей КАЛАШНИКОВ:

«РОССИЯ — СТРАНА, ГДЕ СОЦИАЛЬНАЯ ИДЕЯ ЯВЛЯЕТСЯ ОПРЕДЕЛЯЮЩЕЙ»

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-11В ходе круиза на вопросы журнала ответил заместитель государственного секретаря Союза России и Белоруссии Сергей Калашников.

— Сергей Вячеславович, недавно наш президент заявил, что Белоруссия должна войти в состав России. Мы правильно его поняли?

— Здесь совершенно неприемлемо слово «должна». В своем выступлении В.В. Путин определил основные возможности, основные модели интеграции России и Белоруссии в единое государство. Причем особо было подчеркнуто, что речь идет исключительно о добровольном акте принятия той или иной модели интеграции.

— Как вы считаете, есть ли вероятность того, что Белоруссия согласится фактически стать федеральным округом России?

— Я думаю, что на сегодня по чисто формальным причинам это невозможно. На мой взгляд, предложение, сделанное нашим президентом, определяет все поле, на котором происходит интеграционный процесс. Одна из крайних точек данного поля — интеграция на условиях федеративного устройства, записанных в Конституции РФ.

Более разумным и приемлемым для обеих сторон, в том числе и для политических элит, является интеграция по типу Евросоюза. Полвека назад Евросоюз начинался с Объединения угля и стали, потом возникли унифицированные таможенные процедуры, затем были выработаны единые принципы в политике, банковской сфере, налогообложении, предоставлении дотаций тем или иным отраслям, то есть шла интеграция прежде всего в экономических областях. Со временем она оформилась политически, причем в первую очередь на уровне не государственном, а определенных сегментов рынка, бизнеса. Конечно, дело касается и государственных вопросов, например единой оборонной политики.

Есть еще третий путь, который сейчас усиленно педалирует белорусская сторона, в частности Александр Григорьевич Лукашенко, — неукоснительное следование букве договора о союзном государстве. Речь идет о равноправном союзе; в договоре обозначены определенные параметры этого объединения. Должен сказать, что б’ольшую часть задач, определенных договором от 1999 года «О Союзном государстве», мы уже реализовали. Единственный не выполненный пункт — объединение валют двух государств, но он не является в данный момент проблемным. Все, что касается выравнивания цен на энергоносители, железнодорожных тарифов, мы достигли. Если мы остановимся на уровне Cоюзного договора от 1999 года, то это будет означать, что мы фактически заморозим наши отношения, тогда как объективная реальность экономики и Белоруссии, и России требует развития, дальнейшей интеграции, в частности в экономической сфере.

— Но все-таки Евросоюз — не государство, а некое экономическое объединение, у нас же мыслится прежде всего объединение политическое. Возможно ли экономические и политические цели как-то сочетать или это неосуществимо?

— Есть определенное геополитическое пространство, которое занято единой субкультурой. Это не означает, что на нем не могут существовать несколько государств. Могут, они как раз и существуют, но то, что они обречены экономику вести вместе, — объективная реальность, какие бы ни были амбиции в политическом плане. Белоруссия и исторически, и культурно связана с Россией, и реально экономическая ситуация такова, что никуда нам не деться друг от друга. Кстати, и России без Белоруссии тоже будет тяжело. Для нас Белоруссия — сухопутное «окно в Европу», а с учетом проблемы Калининградской области это страна приобретает особое значение.

Готовы ли к совместной жизни политические элиты? О том, что народы готовы, свидетельствуют многочисленные исследования. Другой вопрос: насколько это относится к политическому выбору? Здесь стоит отметить, что национализм — страшная вещь, его почти ничем не истребить. Националистическую идею может превзойти, пожалуй, только религиозная. И хотя, по нашим данным, более 50% населения Белоруссии относится положительно к вхождению в Россию напрямую, шум, который поднялся после опубликования новых идей объединения, наглядно свидетельствует, что потерять недавно приобретенный суверенитет довольно значительная часть белорусов не готова.

Но ведь никто и не говорит о его ликвидации, о том, что Белоруссия перестанет быть субъектом ООН. Нужно четко понимать, что такое суверенитет. В условиях современного мира абсолютный суверенитет в принципе невозможен, любой международный договор в определенной мере ограничивает суверенитет.

Если речь идет о политическом суверенитете, то он выражается одной фразой: «Вся власть в Республике Беларусь принадлежит народу», за ним остается право решать что угодно. Этот суверенитет надо сохранить. Если же речь идет о суверенитете нынешней элиты в управлении народом, то выберет ее народ — пожалуйста, пусть управляет, а если не выберет? Процесс объединения не может быть простым. И здесь основным тормозом, безусловно, являются политические элиты, которые преследуют не общенациональные, а свои групповые интересы. Но то, что от процесса объединения нам никуда не уйти, в этом я не сомневаюсь.

— Произойдет ли объединение денежных систем России и Белоруссии на российских условиях, станет ли российский рубль единой валютой?

— Все слухи по поводу единого эмиссионного центра носят чисто политический характер, не имея под собой никакой экономической подоплеки. Какие ограничения накладывает на нас переход на единую валюту? Нельзя будет бесконтрольно использовать деньги, стремясь закрыть бреши в экономике, например давать бесплатные кредиты госпредприятиям, нельзя будет печатать деньги для выплаты пенсий. Но ведь одно из основных условий введения единой валюты — единое экономическое пространство. Белоруссия должна отказаться от выпуска ничем не подкрепленных денег, фактически пустых бумажек. Вот, пожалуй, единственное ограничение, которое на нее налагается. Это элементарный закон рынка.

— Вы в свое время были министром труда и социальной защиты. Что вам удалось сделать за это время?

— Я проработал министром два года, и самыми важными для меня стали слова, сказанные Е.М. Примаковым, когда его правительство уходило в отставку: «Нам не стыдно за то, что мы сделали». А сделано было немало, так как экономика страны после дефолта 1998 года находилась в очень тяжелом состоянии: рухнуло множество предприятий, банковская система лежала в руинах, происходили огромные задержки в выплате зарплат, пенсий, резко подскочил уровень безработицы. А когда Примаков в мае 1999 года был отправлен в отставку, российская экономика уже крепко стояла на ногах.

Я считаю, что в этом есть и моя заслуга. Удалось существенно снизить уровень безработицы, наладить своевременную выплату зарплат и пенсий, ввести институт общественных работ, создать новые механизмы социальной защиты и самое главное — повысить заработную плату, ведь у нас доля заработной платы в конечном продукте составляет 9—11%, в то время как в развитых странах — до 70%.

— А как вы пришли в политику?

— Это был очень долгий путь. В советские времена я был ученым, преподавателем (психолог по образованию), в основном занимался подготовкой руководителей. Когда начал разваливаться Советский Союз, работал проректором ИПК «Нефтехим». Огромное союзное Министерство нефтехимической и химической промышленности тогда распалось на три части. И вот группа директоров, главным образом нефтепереработчики, попросили меня стать во главе одной из структур. Так я вошел в бизнес, и причем весьма успешно. Ну а в Государственную думу попал потому, что хотел писать и проводить хорошие, с моей точки зрения, законы, а не играть по правилам, навязанным другими людьми.

— В Государственную думу вы были избраны по спискам ЛДПР. Как это произошло?

— После того как в октябре 1993 года случились небезызвестные события, были назначены выборы в новый парламент России, и я, человек на тот момент далекий от политики, но принявший решение ею заниматься, выбрал ту партию, с помощью которой мне проще всего удалось бы попасть в политику. Я встретился с В.В. Жириновским, поговорил с ним, и он согласился включить меня в избирательный список ЛДПР, за что я ему очень благодарен. Так я вошел в большую политику.

— Каким вы видите свое политическое будущее?

— Моя нынешняя должность — государственная, сюда меня направил президент. Я проникся идеями союзного государства, и интеграция пространства бывшего Советского Союза — одна из наиболее вдохновляющих меня идей. Что же касается дальнейшей политической судьбы, то здесь мои интересы и пристрастия лежат в области становления нормальной, эффективной социал-демократии. Я глубоко убежден, что Россия по своему духу, менталитету — страна, где социальная идея является определяющей. Это означает, что мы никуда не уйдем от социально-ориентированной рыночной экономики и принципы социального государства — то, на что Россия исторически запрограммирована. Россия никогда не станет сверхлиберальной. Либеральные идеи замечательны, но они для сильных и богатых, которых у нас вряд ли будет больше 10%, остальные же хотят, чтобы им давали работу, платили за нее, предоставляли бесплатное жилье, здравоохранение. Здесь есть, над чем работать.

(Беседу вел Ю.А. Кузьмин и Д.Ю.Суходольская.)

Валентин ЧЕРНОВ:

«ЧТОБЫ УПРАВЛЯТЬ ТАКИМ ТЕПЛОХОДОМ, НУЖНО БЫТЬ АСОМ»

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-11Капитан теплохода Валентин Чернов управляет не только судном, но и коллективом, поэтому имеет собственное мнение по вопросам менеджмента.

— Валентин Иванович, как вы стали капитаном?

— Это долгая история. Но если коротко, то кто же в детстве не мечтает быть капитаном? Правда, вначале я хотел стать летчиком, но затем, увидев тельняшку, фуражку и другие атрибуты моряка, решил стать капитаном. На выбор профессии повлиял также тот факт, что я родом из Чистополя, а он находится на Каме. Это, можно сказать, порт пяти морей. Когда видел пассажирские суда, к ним тянулась душа, поэтому я и выбрал профессию речника. Окончил Пермское речное училище в 1974 году. А потом прошел обычную служебную лестницу. Сначала был третьим штурманом, потом вторым, затем первым и так постепенно дошел до капитана.

— Сейчас в стране рыночная экономика. Лично вам когда жилось проще: в прежние времена или сейчас?

— Раньше за нас кто-то думал, планировал нашу жизнь. Сейчас хотя и сложнее (нужно самим решать многие вопросы), но интереснее, появился настоящий смысл в работе. У нас частное судно, частная компания, мы сами себе хозяева. Как поработаем, так и получим.

— Были ли в вашей практике какие-либо экстремальные ситуации?

— Когда я плавал на другом судне, бывало, что мы садились на мель, случались и столкновения с грузовыми судами, но в то время решения принимал не я, так как еще не занимал должность капитана. На этом судне я работаю капитаном третий год, и пока экстремальных ситуаций не возникало.

— Как ваша семья относится к такому графику работы, к длительным разлукам?

— Приспосабливаемся как-то. У нас часто работают целыми семьями. У меня, например, жена здесь бухгалтером, дети тоже очень часто плавают с нами; они, кстати, родились на теплоходе, наверное, поэтому их все время тянет сюда.

— Вы управляете сравнительно небольшим судном. Это сложнее или проще, чем быть капитаном большого теплохода?

— Управлять большим, например четырехпалубным, судном намного легче, чем нашим. Там все насыщено самой современной техникой — японскими радарами, гидролокаторами… На таком судне, когда идешь с хорошей видимостью, в автоматику закладывается курс, и в плохую погоду видимость тебя уже не волнует: проходишь этот курс на автопилоте. А на «Бородине» — те самые приборы, которые были установлены 40 лет назад, просто мы их поддерживаем в хорошем техническом состоянии. Работая на небольшом судне, вы должны отлично знать его маневренные качества, характеристики. Здесь нужно быть асом.

…Бизнес-круиз Клуба лучших менеджеров завершен. Как показывает практика, именно в ходе подобного неформального общения чаще всего и возникает атмосфера творческого сотрудничества, которая служит фундаментом для развития общественных организаций. Поэтому хочется пожелать руководству Клуба лучших менеджеров, чтобы все его задумки и дальше воплощались в не менее интересных и продуктивных мероприятиях.

(Беседу вела Д.Ю.Суходольская.)