Тренировка сознания


Ирина СКЛЯРОВА

Слово coach переводится с английского как «тренер». Термином «коучинг» называют эксклюзивную работу консультантов в качестве своего рода личных тренеров топ-менеджеров. Эта сфера деятельности, как когда-то и психоанализ, окружена множеством мифов.

Большинство мифов о коучинге связано с отсутствием точного понимания этой сферы консалтинговой деятельности», — утверждает Марк Федин, президент компании «БКГ менеджмент консалтинг». Он выделяет семь основных мифов о коучинге.

Миф 1. «Коучинг — сложное явление, которому невозможно дать четкого определения». Определение же, считает наш эксперт, очень простое: коучинг — это усиление ресурсов руководителя как личности и профессионала в процессе подготовки к значимому прорыву. Усиление выражается в том, чтобы помочь топ-менеджеру в постановке четких целей и временных рамок, в которых эти цели должны быть достигнуты. Цели могут быть любыми — от профессионального роста до улучшения взаимоотношений в коллективе.

Миф 2. «Коучинг — это синоним наставничества». Наставничество подразумевает взаимоотношения между двумя менеджерами, более опытным и «учеником», коуч же — фактически тренер, он не является менеджером.

Миф 3. «Для того чтобы проводить коучинг, нужно самому быть лидером». Так же как спортивному тренеру не обязательно самому быть выдающимся спортсменом, не требуется этого и от коуча.

Миф 4. «Коучинг отнимает много времени». Времени коучинг действительно требует — так же как и, например, занятия в тренажерном зале. Но руководитель часто готов тратить время на фитнес-клуб, потому что там он тренирует тело, а вот на тренировку души время жалеет. Хотя минимум коучинга — всего 30—45 мин в неделю.

Миф 5. «Коучинг — это вид психотерапии». В этом утверждении есть зерно истины: коучинг предполагает использование психотерапевтических методов, но к ним не сводится. Разница заключается в том, что психотерапия фокусируется на конкретной проблеме и разрешает ее, проникая глубоко в психику человека и историю его эмоциональных переживаний, коучинг же ориентируется не на прошлое, а на настоящее и будущее.

Миф 6. «Некоторые люди не способны воспринять коучинг». Если такое и имеет место, то причиной являются не принципиальная «нетренируемость» конкретного человека, а, скорее всего, неверно выстроенные межличностные отношения между руководителем и коучем.

Миф 7. «Коучинг не дает результата». Коучинг, как правило, не означает мгновенного эффекта, но зато в отличие от других средств консалтинга открывает в людях творческую жилку, учит их быть более гибкими и быстрее адаптироваться. Тем самым он способствует масштабным бизнес-достижениям.

КОУЧ
ТРЕБУЕТСЯ ДЛЯ РЫВКА

«Если бизнесмен уже создал успешное предприятие, если он чувствует, что настала пора сделать новый рывок — выйти на иные рынки, создать холдинг, запустить новое производство, то собрать внутренние ресурсы, личностные и профессиональные, ему может помочь коуч», — утверждает директор Института организационного консультирования Юлия Кристова. Коуч работает над тем, что приводит в действие систему мотиваций конкретного руководителя, играющую роль спускового крючка для реализации новых идей. Результатом коучинга должно стать принятие более смелых, более эффективных и более значимых решений.

Коучинг не приносит отдачу сразу, и его проводят не для того, чтобы повысить эффективность работы топ-менеджера в текущем месяце. Смысл коучинга — развитие внутреннего потенциала, который может проявить себя немедленно, а может дать результат через какое-то время.

Коуч — это обычно специалист по психологии личности, имеющий также определенную медико-биологическую подготовку. По словам г-жи Кристовой, «профессия коуча ближе всего не к занятию психоанализом, а к профессии спортивного тренера, обязанного знать физиологические механизмы достижений в данном виде спорта и уметь корректировать психологический настрой спортсмена».

ТРИ АСПЕКТА КОУЧИНГА

В коучинге можно условно выделить три направления, соответствующих трем системам координат, в которых действует каждый руководитель. Первое — внутренняя среда его организации, где ему надо проявлять навыки управленца. Второе — среда внешняя, чужеродная, требующая от руководителя проявлений навыков стратега-военачальника. И наконец, третье — личность топ-менеджера.

Если приглашенный коуч может сориентировать клиента в этих трех плоскостях, утверждает Юлия Кристова, то это достойный специалист. Таких коучей в России единицы. Иногда руководителю приходится «играть микст»: приглашать нескольких коучей, имеющих узкую специализацию. «Существует особый вид коучей: тренеры лидерских качеств, умения общаться и взаимодействовать с людьми. Работать в этом направлении руководителю следует непременно: он должен понимать, что его личность — ресурс всей компании, который надо развивать и усиливать».

КОУЧИНГ НА СРЕДНЕРУССКОЙ ВОЗВЫШЕННОСТИ

К услугам коучей прибегают в России преимущественно отделения западных компаний. Отечественные предприниматели обращаются к ним, как правило, находясь в кризисе — экономическом и душевном.

Массовым явлением коучинг в нашей стране станет не скоро, считает г-жа Кристова. «К коучам в России обращаются только тогда, — поясняет она, — когда человек чувствует, что он явно не в форме. Коучинг в нашей субкультуре не предусмотрен в отличие от Запада и особенно Америки, где тренировать свои личностные качества и искать резервы в самих себе руководители начали давно. Но как в России растет число фитнес-комплексов, так же, по той же схеме, будет расти и число коучей, пока коучинг не станет повсеместным явлением».

По словам Марка Федина, «прорастанию коучинга в российскую почву отчасти может способствовать демографическая ситуация в нашей стране — снижается процент людей самого продуктивного (30—40 лет) возраста. Это заставляет искать резервы производительности. Коучинг позволяет организации путем минимальных затрат не просто подняться на следующую ступеньку, но — и это главное — приобрести возможность осуществлять движение и развитие в нужном темпе, как бы опережая на шаг изменения вне организации. Кроме того, коучинг основан на сочетании достижений западной психологии и постулатов древней восточной мудрости, что достаточно органично воспринимается россиянами, живущими между Востоком и Западом».

Российский клиент не склонен афишировать свое обращение к услугам подобного тренера, и это специфика нашей страны. Коуча большинство отечественных руководителей до сих пор воспринимают как доктора, лечащего от «дурной болезни». Еще пять лет назад, когда с Запада в Россию пришло и стало модным явление психоанализа и психологического консультирования, клиенты психотерапевтов всячески скрывали свое общение с ними. Логика была такова: если человек пользуется услугами психотерапевта, значит, он неадекватен, непрогнозируем и, следовательно, с ним опасно вести бизнес.

Российская специфика и в том, что у нас пока принято нанимать коуча на довольно ограниченный срок. Впрочем, в этом есть рациональное зерно, объясняет Юлия Кристова: «Если вам нужно в течение полугода подготовить себя к конкретной задаче — к выборам в совет директоров, к вхождению в холдинг, к передаче своих полномочий наемному менеджеру, тогда можно использовать принцип, по которому действуют некоторые спортсмены: за полгода до Олимпийских игр они берут первоклассного тренера и готовятся к этому значительному событию с ним, а потом возвращаются к своему прежнему, “рабочему“ тренеру. Может случиться и другая ситуация, когда человеку требуется за несколько часов подготовиться, например, к презентации на высоком уровне. На эту локальную задачу также лучше пригласить высококлассного специалиста. Если же руководитель нуждается в коучинге для того, чтобы быть в форме — лучшей, чем вчера, и намерен брать новые высоты, тогда процесс коучинга должен быть постоянным».

Коучинг — удовольствие не из дешевых, услуги такого тренера могут стоить от 50 до нескольких тысяч долларов в час. Коучей с подобными гонорарами, конечно, единицы во всем мире, к ним обращаются президенты государств и главы крупнейших корпораций. Но тренировка душевных качеств этих денег стоит.