Тройственный аудит


Анастасия Саломеева

Для многих российских фирм сегодня актуальна проблема выбора внешнего аудитора. С одной стороны, это обусловлено российским законодательством, с другой — внутренними целями компании (выходом на международный рынок, привлечением инвесторов и др.). Сейчас в нашей стране действует немало зарубежных и отечественных компаний, занимающихся независимой проверкой бухгалтерского учета и финансовой отчетности и выдающих соответствующие заключения. Журнал попросил ведущих отечественных экспертов дать рекомендации, как предприятиям следует подходить к выбору аудитора.

Для некоторых отечественных компаний обращение к аудиторам — естественная необходимость. Российское законодательство определяет, что ряд предприятий (открытые акционерные общества, кредитные и страховые организации, товарные и фондовые биржи, фонды, некоторые государственные и унитарные предприятия, а также компании с определенным объемом выручки) должны проходить обязательную ежегодную аудиторскую проверку ведения бухгалтерского учета и финансовой отчетности.

Если же такой необходимости нет, то получение заключения аудиторской фирмы о достоверности бухгалтерской отчетности предприятия будет полезно компании в случае, когда акционеры и инвесторы захотят иметь независимое профессиональное мнение о состоянии дел в компании. Кроме акционеров в аудиторском заключении могут быть заинтересованы также кредитные учреждения, выдавшие или собирающиеся выдать кредит предприятию, инвестиционные банки, лизинговые компании, государственные органы и другие материально заинтересованные пользователи бухгалтерской отчетности. А также сама компания — если захочется проверить работу собственной бухгалтерии.

Но в любом случае перед предприятиями стоит проблема выбора аудиторской организации. По мнению Ивана Глушкова, директора по консалтингу департамента управленческого консультирования компании IBS, российский аудиторский рынок сейчас развивается довольно быстро и активно, из него постепенно вымывается «черный аудит», по крайней мере в крупных городах. И еще заказчики больше внимания стали обращать на профессионализм компаний.

«БОЛЬШАЯ ПЯТЕРКА»
И ДРУГИЕ

«Аудиторские компании, работающие на российском рынке, — говорит Александр Кель, менеджер консалтинговой компании «Группа ЦентрИнвест»,— можно условно разделить на три основные группы. Первая группа — это компании «Большой пятерки». Вторая — другие международные аудиторские фирмы и третья — российские аудиторские компании». К компаниям «Большой пятерки» относятся пять крупнейших международных аудиторских организаций: Arthur Anderson, PricewaterhouseCoopers, KPMG, Ernst&Young и Deloitte Touche Tohmatsu. Аудиторское заключение, выданное этими компаниями, наиболее высоко котируется на рынке.

Как правило, к ним обращаются крупные российские и западные компании, особенно в тех случаях, когда им необходимо выйти на рынок международных финансовых ресурсов с помощью эмиссии ценных бумаг, получить значительные кредиты у западных банков, консолидировать финансовую отчетность своей международной сети, а также по престижным соображениям. Практически все российские монополисты являются клиентами фирм «Большой пятерки».

«В целом аудит — это инструмент для решения тех или иных задач вашей компании. Например, для выхода на международные рынки капитала требуется аудиторское заключение, выполненное в соответствии с международными стандартами. Ряд финансовых институтов в связи с этим предпочтут заключение одной из фирм «Большой пятерки», в то время как других удовлетворит иная признанная международная компания. Учитывая, что профессиональное вознаграждение за аудит у компаний «Большой пятерки» значительно выше, этот вопрос целесообразно обсуждать с потенциальными инвесторами до принятия окончательного решения о назначении того или иного аудитора» — добавляет г-н Кель.

Ведущий консультант Консалтинг-Центра «ШАГ» Владимир Хомутов считает, что к аудиторам «Большой пятерки» имеет смысл обращаться, если компания хочет соблюсти нормы и обычаи, принятые в деловом сообществе, особенно в мировом. Если компания работает в пределах России, то можно обратиться и к отечественным компаниям, брэнд которых уже известен на рынке».

Все международные аудиторские компании предоставляют, по мнению Александра Келя, приблизительно одинаковые по качеству услуги, однако «вес» аудиторских заключений фирм «Большой пятерки» несколько выше. Соответственно, если у предприятия возникла необходимость в получении аудиторского заключения по международным стандартам, целесообразно сначала определить, из какой группы компаний следует осуществлять выбор, и впоследствии руководствоваться тендерной процедурой.

СВОЯ РУБАШКА
БЛИЖЕ К ТЕЛУ

Впрочем, можно привлечь и соотечественников. «Услуги профессиональных российских компаний часто не уступают по качеству международным, но при этом существенно дешевле. Рейтинги российских аудиторских фирм публикуются в печати. Первая десятка крупнейших российских аудиторских компаний, скорее всего, сможет достаточно квалифицированно провести аудит, оказать консалтинговые услуги по управленческому учету, налогообложению, юриспруденции и т.д.», — комментирует Александр Кель.

Но здесь следует учитывать специфику российского аудиторского рынка. Большая часть работы российских аудиторов, по мнению Ивана Глушкова, чаще всего сводится к бухгалтерскому и налоговому консультированию. «Фактически это то, что западные аудиторские компании всю жизнь называли налоговым консалтингом, но в России такая процедура традиционно называлась аудитом. И это, отмечает Глушков, неправильно по сути. Российские аудиторы — это в первую очередь сейчас прежде всего налоговые бухгалтерские консультанты, а только потом люди, которые дают заключение о достоверности финансовой отчетности», — добавляет он.

При выборе налогового и бухгалтерского консультанта принципиальным моментом становится опыт работы компании в конкретной отрасли, то, насколько аудитор понимает, чем предприятие занимается, а также его готовность брать на себя ответственность за выданные рекомендации. Для аудиторов очень большой соблазн — занять позицию внешнего советчика, при этом финансовый менеджер предприятия оказывается перед выбором: либо самому принимать решения (но для этого он должен обладать высоким уровнем понимания вопроса), либо полностью доверять своему аудитору.

«Де факто, — продолжает г-н Глушков, — международные аудиторы выражают стороннее мнение о достоверности финансовой отчетности. Но при этом нельзя забывать, что работа западных компаний строится по таким методикам, которые не позволяют в российских реалиях выявить достоверные сведения».

Западная практика проведения аудита предполагает полную открытость и доброжелательность со стороны клиента. Закрытость же российского бизнеса приводит к искажению информации. «Иностранцы привыкли к тому, что им всегда говорят правду: там нет никаких процедур проверки, — комментирует Иван Глушков. — И любой финансовый менеджер, который понимает, в каких контрольных точках эту информацию можно проверить, в состоянии заполнить любые опросники западных специалистов таким образом, чтобы было нужное компании аудиторское заключение. Поэтому и возникают ситуации, когда крупные мировые корпорации после десятков лет аудита ведущих западных компаний неожиданно «садятся в лужу».

С российскими аудиторами сложнее — они готовы «вытрясти» из бухгалтерии всю первичную документацию. Потому что, как правило, в российских аудиторских контрактах предусмотрена ответственность аудитора, если после его заключения налоговая инспекция находит «черные дыры» в работе финансовых служб компании.

Кстати, об устранении претензий налоговой полиции. Владимир Хомутов считает, что для этой цели лучшим аудитором будет налоговый инспектор фирмы. «И не надо это путать со взяткой. Такие люди действительно профессионалы в отношении инструкций и писем своего родного ведомства. В конце концов, «профилактика» менее болезненна, чем «лечение»».

СЕМЬ РАЗ ОТМЕРЬ,
ОДИН РАЗ ОТРЕЖЬ

Иван Глушков советует финансовым менеджерам перед окончательным принятием решения о сотрудничестве с аудитором спросить у него, по каким методикам он намерен работать, будет ли помимо опросников делать детальную проверку и собирается ли разрабатывать те или иные рекомендации.

При этом участие западного инвестора в капитале российской аудиторской компании не является гарантией надежности фирмы и однозначным свидетельством использования ею западных методик: как российская компания может использовать иностранные методики, так и международная компания может работать в российской практике.

При выборе аудитора также надо обращать внимание на величину компании. Дело в том, что в аудите очень важное значение имеет методология проведения оценки, а сама методологическая база требует серьезной работы и больших капиталовложений. Маленькие компании просто не могут себе позволить серьезных работ в области методологии, например постоянного ведения клиентского архива.

«Я долгое время работал аудитором, и в моей практике был такой случай, — вспоминает Иван Глушков. — К моему клиенту, с которым я сотрудничал несколько лет подряд, пришла налоговая полиция и предъявила достаточно серьезные претензии по поводу сделки, заключенной компанией три года назад. Клиент поднял договор и эти претензии переадресовал мне. Если бы у меня не было аккуратно организованного архива документов, мне бы пришлось заплатить очень большой штраф. А так проблемы появились у самой налоговой полиции». В аудиторской компании по меньшей мере должно работать 15—20 человек, тогда есть вероятность того, что методология будет правильно организована.

И еще один немаловажный факт. Российский аудит — это бизнес, в котором большая часть контактов идет по рекомендациям. При этом важно не столько время работы компании на рынке, сколько опыт работающих в ней специалистов. Поэтому и рекомендуют обычно конкретных людей, занимающихся аудитом. Так что перед выбором аудитора финансовому менеджеру неплохо будет проконсультироваться у своих коллег из других компаний.