MBA, МБА, НБА, ММВБ…

Еще раз перечитайте заголовок. Запутались? А ведь каждая из этих аббревиатур хорошо известна. Значит, они вошли в нашу жизнь. Значит, можно говорить о них как о явлении. По крайней мере о некоторых из них.

Первые две — обратные переводы друг друга: мастер бизнес-администрирования. МВА — «у них», МБА — у нас. Почему их стоит различать?

Времена красных директоров канули в Лету вместе с временами «развитого социализма». Управление в России долгих 70 лет заключалось в борьбе с несуразностями «планового хозяйства», с вечным дефицитом сырья и материалов, глупостями равнодушного к экономической целесообразности проектирования, отсутствием внятных стимулов, кроме резиновых галош по праздникам и почетных грамот, отпечатанных на дешевой бумаге.

Потом, с начала 90-х годов ХХ столетия, были и еще частично остались времена, когда правили предприятиями зачастую сумасбродные собственники, получившие их в наследство от советской власти или в результате передела-перестрела собственности и не решающиеся доверить управление профессиональным менеджерам. Но пришлось. На сцену вышел многочисленный отряд выпускников Физтеха и иже с ними, оставшихся без дела после развала всяческих НИИ и сдачи их корпусов в аренду коммерсантам. Поскольку корпуса сдавались в аренду без м.н.с., то те, имеющие системное мышление и склонность к анализу, мигрировали в менеджеры первого призыва. Дела у них, по сравнению с сумасбродами, пошли неплохо.

Наиболее дальновидная их часть (что-то 3—5% от общего числа) успела в первые же просветы, образовавшиеся до кризиса 1998 года, подучиться в европах и америках, привезя домой дипломы МВА, что расшифровывалось как Master of Business Administration.

По мнению специалистов Государственного университета управления, в России постоянно повышают квалификацию около 150 тыс. человек. Однако реальные потребности в переобучении гораздо значительнее: 2 млн человек ежегодно.

А тут и наши ученые мужи вздрогнули и взялись стричь купоны на ниве образования. Ведь у них был опыт преподавания во всяческих партшколах, институтах повышения квалификации, на внутриведомственных курсах и т.д., и т.п. Именно поэтому, как только появилась потребность в последипломном образовании (а о другом речи не было: время требовало управленцев здесь, сегодня и сейчас!), появились новые формы образования, в том числе заимствованные у Запада.

Например, подготовка специалистов в области делового администрирования (российский аналог МВА) — как правило, на основе соглашений с западными школами бизнеса, которые давали нашим выпускникам свой диплом. Естественно, что это постдипломное образование за редким исключением стало в России платным, поскольку по закону расценивалось как второе высшее. А в новой России бесплатное высшее можно получить только однажды… Тем более, что если на первое высшее образование отводится согласно стандартам около 8000 учебных часов, то второе образование у нас, в России, частенько дается за 1000—1500 часов.

Недавно Ассоциация менеджеров при участии Института социологии РАН провела в шести федеральных округах РФ исследование «Социальный профиль российского менеджера». Было опрошено 1000 управленцев разных возрастов и самого разного уровня — от топ-менеджеров крупнейших промышленных предприятий до менеджеров среднего звена торговых компаний.

Как показало исследование, 34% менеджеров владеют долями компаний, в которых работают. Из них 21% располагают долями от 51 до 75% капитала, а еще 14% имеют блокирующие пакеты от 26 до 50%. Особая статья — компетентность управленцев. Задумайтесь: только 4% руководителей получили специализированное бизнес-образование. И это на всю страну!

Зато треть из них считает, что без такого образования не обойтись, треть учится и половина намерена продолжить образование в будущем. При этом 90% из них все-таки имеют общее высшее образование (кто какое), а каждый пятый успел пройти краткосрочную стажировку за рубежом.

Свидетельством растущей профессионализации является и перетекание управленцев из одного бизнеса в другой. Это значит, растет число универсалов, каковыми, собственно, и должны быть управленцы. Правда, инфраструктура для такого перетекания еще очень слаба. При содействии рекрутинговых агентств получили новый управленческий пост лишь 2,5% менеджеров в возрастной группе до 30 лет и всего 0,6% менеджеров в возрастной группе 30—45 лет.

В ноябре 1999 года программа МВА получила официальное признание. Министр образования России Владимир Филиппов подписал приказ о подготовке менеджеров высшей квалификации по программам «Мастер бизнес-администрирования». Так появился MБA, и сейчас в России насчитывается почти два десятка образовательных учреждений, готовящих менеджеров по этой программе.

Чем же MБA отличается от западных аналогов? Во всем мире МВА — это единственная и высшая профессиональная степень в бизнесе. Она дается многими бизнес-школами. Но в Америке, например, существенно, принадлежит ли отдельно взятая школа к Американской ассоциации бизнес-школ (AACSB). Только половина бизнес-школ имеет такую аккредитацию. Но даже среди всех аккредитованных реальное бизнес-образование и возможность работать в больших компаниях дают только около 12—15% лучших школ.

Каждая из школ, входящих в список лучших, старается сделать свою программу как можно насыщеннее и уникальнее, и вместе с тем есть стандарты обучения. Причем они разные для школ разного уровня, поскольку контингент студентов в них отличается качеством и класс работодателей также весьма различен.

Все элитные школы берут около 25 тыс. долларов за год обучения, их программы всегда рассчитаны на два года, и в этих школах нет вечерней или заочной формы. По стилю жизни и обучения они похожи на закрытые учебные заведения.

Сюда отбирают по целому ряду качеств. В хорошие американские бизнес-школы принимаются, как правило, люди с базовым четырехлетним высшим образованием на уровне бакалавра и опытом работы.

И еще одно. Американская бизнес-школа — это система обмена опытом и формирования профессиональной среды. Все школы уделяют огромное внимание отбору элитных студентов, поскольку это ключевое звено в привлечении к сотрудничеству компаний и, следовательно, повышения спроса на их программу МВА. Студенты стремятся в школы, где они могут учиться рядом с опытными специалистами, завязывать интересные профессиональные контакты и быть в фокусе внимания со стороны видных компаний. Успех выпускников привлекает как компании, так и новых потенциальных студентов.

Именно поэтому в дипломе MBA после степени всегда указывается, где именно она получена. Система MBA-образования в Европе во многом аналогична американской. Российская тоже приобретает схожие черты.

Активно действует Российская ассоциация бизнес-образования (о ней мы писали в прошлом номере. — Ред.), лучшие школы дают как российский диплом, так и диплом хорошей западной бизнес-школы. Но отечественное образование, конечно, ближе к нашим реалиям — в этом сходятся как «родные», так и западные эксперты в области бизнес-образования.