На долгую жизнь

Долгосрочное (оно же накопительное) страхование жизни в России пока не слишком популярно. Куда более распространено у нас краткосрочное страхование жизни. Прежде всего это так называемые зарплатные схемы и прочие полулегальные методы ухода от налогов. Иными словами — псевдострахование.

Доля договоров долгосрочного страхования жизни в общем объеме собранных страховых премий по страхованию жизни не превышает 5%. И все же эксперты считают, что в ближайшие годы рынок «настоящего» страхования жизни будет развиваться. Прежде всего потому, что есть потенциальный спрос на такие услуги.

На фоне сохраняющегося недоверия к банковскому сектору благосклонность населения к страховщикам заметно возросла.

На популярность долгосрочного страхования жизни будут влиять как положительные, так и отрицательные факторы.

На руку страховым компаниям играет прежде всего наметившаяся экономическая стабилизация. У физических лиц, составляющих основной костяк страхователей по договорам ДСЖ, появляются как возможности, так и желание вкладывать средства на длительный период (тем более что доходность краткосрочных спекулятивных вложений в последнее время заметно снизилась).

Ожидается, что рынок ДСЖ будет расти, в том числе за счет активизации западных страховых компаний, поскольку регулирующее их деятельность законодательство стало много мягче. Российские представительства иностранных фирм имеют мощную подпитку со стороны материнских компаний. А значит, хорошо обеспечены на случай страховых выплат, что повышает надежность полиса для страховщика.

Среди негативных факторов на первом месте стоит налогообложение: индивидуальное страхование жизни не имеет никаких налоговых льгот, а групповое обходится предприятию дороже, чем выплата заработной платы.

Развитию рынка ДСЖ мешает и отсутствие надежных инвестиционных инструментов, пригодных для размещения резервов по страхованию жизни. Российские страховщики не могут конвертировать рубли в валюту и вынуждены соблюдать жесткие ограничения на вложение страховых резервов в жилищное строительство и ипотеку.

В России нет традиций страхования жизни. В советское время это был чисто накопительный инструмент.

А сейчас, по оценкам специалистов «Росгосстраха», на сто человек трудоспособного населения приходится только пять полисов страхования жизни. При этом численность среднего класса не столь велика, чтобы обеспечить бурный спрос на долгосрочное страхование жизни.

И все же специалисты сходятся во мнении, что позитивные тенденции возобладают над негативными факторами и рынок ДСЖ будет медленно, но верно набирать обороты.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Групповое классическое страхование жизни на российском рынке находится в зачаточном состоянии. Причиной тому, как уже говорилось, запретительное по сути своей налоговое законодательство.

Что же касается индивидуального страхования, то на него спрос неравномерный.

Например, в западных странах очень популярно страхование на случай смерти. На его долю приходится до 50% от общего числа заключенных договоров страхования жизни. Особенно часто клиентами по таким договорам выступают молодые родители, которые хотят защитить детей на случай утраты кормильца. А вот в России этот вид страхования пока мало распространен. Вероятно, дело тут прежде всего в том, что в СССР страхование жизни вообще отсутствовало. Между тем объективная потребность в услугах такого рода у нас налицо — из-за низкого уровня социальной защиты со стороны государства.

В отличие от страхования на случай смерти накопительное страхование жизни предусматривает выплату обеспечения как в случае смерти, так и по дожитии клиента до конца срока договора. После начала страхования в валютном эквиваленте с начислением дополнительного инвестиционного дохода этот вариант получил некоторое, хотя и далекое от реальных возможностей рынка, развитие.

Относительной популярностью у россиян пользуется и индивидуальное пенсионное страхование. В этой нише велик скрытый спрос. Причина очевидна: Пенсионный фонд РФ достойную старость не гарантирует. При этом доходы населения растут, а средний класс восстает из небытия. И в результате, считают эксперты, именно в этом сегменте рынка можно ожидать значительного роста активности, а сами страховщики уже готовят новые программы пенсионного страхования.

Предполагается, что прирост рынка ДСЖ будет обеспечиваться также за счет договоров смешанного страхования жизни. В них включено сразу несколько рисков (например, смерть, инвалидность и дожитие до определенного возраста), поэтому страхование дает клиенту не только наибольшую защиту, но и существенную выгоду по сравнению с банковским вкладом. Ведь банк не поддержит клиента в случае несчастья.

НА ТРОИХ

Погоду на российском рынке ДСЖ делают три основные группы игроков.

Самая многочисленная — универсальные страховые компании: Промышленно-страховая компания, «Ренессанс-Страхование», «РЕСО-Гарантия», РОСНО, группа «Спасские ворота». Большинство из них имеют развитые филиальную и агентскую сети, а также обладают большими финансовыми и технологическими ресурсами. Все это позволяет оперативно реагировать на изменения конъюнктуры, разрабатывая новые страховые продукты по ДСЖ. И, как полагают в среде страховщиков, именно у этих универсальных компаний наилучшие перспективы на рынке долгосрочного страхования жизни.

Другая группа представлена дочерними компаниями зарубежных страховщиков. Прежде всего это «AIG Россия» в лице своего специального подразделения AIG Life и «Ост-Вест Альянс». Хотя их стратегия на российском рынке значительно осторожнее, а опыт деятельности и результаты скромнее, чем у крупных универсальных компаний, тем не менее с 1998 года они очень активно внедряются на рынок ДСЖ. Их раскрученные товарные марки работают на доверие, а большие ресурсы позволяют иностранцам оправдывать доверие российских клиентов. Однако кое в чем они все же проигрывают крупным универсальным компаниям. Во-первых, филиальные сети иностранных страховщиков (особенно в регионах) остаются в зачаточном состоянии. Во-вторых, у них более высокие ставки тарифов. В-третьих, они хуже знают местные реалии. И наконец, в-четвертых, развернуться во всю мощь им пока мешают сохранившиеся законодательные ограничения.

Третья группа представлена единственным участником, что, впрочем, не делает ее менее влиятельной. Речь идет о государственной компании «Росгосстрах», которая имеет наибольший опыт работы с ДСЖ и к тому же самые широкие филиальную и агентскую сети. Эти факторы неоценимы при продвижении ДСЖ в регионы, что и является основным конкурентным преимуществом «Росгосстраха» по сравнению как с российскими, так и с иностранными страховыми компаниями.

КЛИЕНТУ НЕ БУДЕТ СТРАШНО

Реанимация классического страхования жизни началась в 1998 году. Именно тогда крупные страховые компании обратили внимание на этот сегмент. Они отказались от попыток привлечь страхователя высокими процентами и резко ограничили ставки доходности в своих полисах.

Произошло и смещение акцентов в политике продаж: основной целевой группой стали не самые азартные, а самые консервативные граждане. Следует отметить, что консерватизм на рынке ДСЖ характерен и для страхователей, и для страховщиков.

На Западе величина страхового взноса рассчитывается, исходя из величины обязательств компании по всем рискам, входящим в схему страхования. В российских же условиях западная схема расчета страхового взноса не работает, поскольку получить проверяемую информацию о здоровье страхуемого проблематично. Поэтому наши компании вынуждены «закладываться» на наиболее рисковую группу клиентов. Как следствие — разброс цен и условий, предлагаемых различными компаниями.

Причина этого в том, что потенциальный спрос хотя и значителен, но все же не сильно превышает текущий объем заключаемых на рынке сделок. Однако готовность страховщика учесть максимум пожеланий клиента пока остается куда более существенным фактором конкурентоспособности компании, нежели ее ценовая политика. Страховщикам остается лишь позаботиться о том, чтобы их тарифы не отпугивали клиентов.