«Компьютерному рынку нужны правильные индикаторы»

Президент и главный управляющий Международного компьютерного клуба (МКК) Левон Амдилян — один из пионеров российского IT-бизнеса. О этапах развития и проблемах этого рынка он рассказал нашему журналу

С АНГЛИЙСКОГО НА РУССКИЙ

— Левон Карленович, Вы стояли у истоков компьютерного бизнеса в России, начав заниматься проблемами информатизации в 1988 году. Каким Вам видится развитие этого рынка за почти 13 лет?

— В первые годы шло освоение методов работы на рынке, определялся круг участников этого рынка. Кто-то решал для себя заниматься информационными технологиями и дальше, а кто-то уходил. Например, Михаил Ходорковский или Артем Тарасов, заработавшие начальный капитал на компьютерах, занялись затем финансами, нефтью…

Оформлялись сегменты аппаратного и программного обеспечения. Происходило отрезвление по поводу наших «выдающихся» заделов в сфере информационных технологий, которые якобы есть где-то в «оборонке». Развеялись иллюзии по поводу нашего международного потенциала как в сфере хардвера, так и в сфере софтвера: оказалось, что и программные продукты коммерческого уровня мы делать не умеем.

Подтвердилась давно известная экономическая аксиома: в полной изоляции нельзя создать конкурентоспособный продукт. И на почве развеянных иллюзий стали возводить здание российского рынка информационных технологий.

МКК стал, начиная с 1990 года, проводить ежегодные Международные компьютерные форумы (МКФ). Первоначальная их идея заключалась в том, чтобы обеспечить контакт между российскими и зарубежными компьютерщиками, преодолеть изоляцию наших специалистов, создать почву для распространения в России качественных IT-продуктов, которых у нас, повторю, не было. Именно поэтому сначала рабочим языком форума был английский (собственно российским проблемам мы стали уделять внимание позднее).

В начале 90-х годов появляются дилерские и дистрибьюторские сети иностранных фирм, каналы продвижения. Затем российские компании начинают работать самостоятельнее, сначала занявшись системной интеграцией и оказанием все более сложных услуг в области информационных технологий, а затем — и производством IT-продуктов. Смена ориентиров — с получения информации на обслуживание российских пользователей — выразилась в том, что рабочим языком нашего форума постепенно стал русский. Позднее мы провели в рамках очередного МКФ так называемый «Русский День». Через некоторое время конференция «Русский День» едва укладывалась в три дня, а потом заменила собой весь форум.

Сейчас «Русский День» проводится в Сочи два раза в год — летом и зимой.

— Какое-то время назад в рамках форума проходила еще и выставка…

— Да, но мы, считаю, вовремя ушли с выставочного рынка. Потому что компьютерные выставки сейчас утрачивают былой блеск и доходность в связи с развитием интернет-коммуникаций. Остаются только специфические выставки: например, Comdex в Лас-Вегасе, мероприятие скорее «политическое». Или ганноверский CeBIT, но это больше ярмарка.

Сейчас мы проводим только конференцию. Это три дня общения руководителей компаний отрасли между собой и с руководителями федеральных министерств и ведомств (Министерства по связи и информатизации, Минпечати и других).

КЛУБ ЗАЩИТНИКОВ РЫНКА

— А что представляет собой Международный компьютерный клуб?

— Он был организован как общественное объединение — на основании законодательства об общественных организациях. Помню, получали одну из очередных регистраций в Минюсте вместе с ЛДПР Жириновского. Учредителями клуба выступили Академия наук, ряд ведущих НПО электронной промышленности из Зеленограда… А при первой регистрации, помнится, получали разрешение даже в КГБ СССР и Генштабе.

Истоки свои клуб ведет от ассоциации «Интерзнание», которую создали несколько прогрессивных руководителей Всесоюзного общества «Знания», вовремя оценившие, что характерные для этого общества способы передачи и распространения информации устарели.

— А чем обосновано слово «международный» в названии клуба?

— У клуба были иностранные члены — Borland, IBM, Lotus…

— Сейчас МКК остался общественной организацией?

— Нет, он стал АО. Но я должен сказать, что на рынке сейчас есть необходимость в профессиональной организации, объединяющей всех его участников. Не лоббирующей интересы отдельных группировок, а занимающейся проблемами IT-рынка в целом, вопросами профессионального развития этого рынка, создания правил игры. Есть проблема метрологии, правильных надежных индикаторов состояния рынка. Есть проблема рейтингов. Есть необходимость единого понимания тех или иных феноменов: например, в понятия «офшорное программирование» и «электронное правительство» вкладывается сегодня зачастую абсолютно разный смысл.

— Кто сейчас входит в клуб?

— Клуб — акционерное общество, у которого есть учредители. А партнерами в наших проектах являются IBS, «Ай-Ти», eHouse, CHS, «1С» и другие компании. Но мы не связаны непосредственно ни с одной из названных фирм, и это позволяет нам оставаться нейтральными, независимыми.

— А какое отношение к клубу имеет фирма «ИнСис», одним из учредителей которой Вы являетесь?

— Она была создана для реализации коммерческого потенциала, контактов, возникших в связи с деятельностью МКК. Но в последнее время эта компания от деятельности клуба дистанцировалась — занимается преимущественно промышленной автоматизацией, системами управления технологическими процессами, построением мощных измерительных систем, которые используются и в космических программах, и в атомной энергетике, и в лабораторных исследованиях. Сейчас, например, завершаем поставку для НПО имени Хруничева.

— Как Вы сами оказались в компьютерной индустрии?

— Я по образованию не компьютерщик (в наше время «айтишников», собственно, и не готовили) — окончил экономический факультет МГУ, учился на одном курсе с Гайдаром, Жуковым… Затем работал в обществе «Знание». Был одним из создателей ассоциации «Интерзнание». Именно там увлекся перспективами информационных технологий. Затем — МКК, «ИнСис».

— Как Вы учились менеджменту? На экономфаке были соответствующие курсы?

— Нет, специальных курсов по менеджменту в рыночных условиях не было. На экономфаке нас научили учиться. Этот навык и позволил освоить науку и искусство управления. И еще — опыт работы с западными компаниями.

УЗОК КРУГ ЭКСПОРТЕРОВ

— Какими Вам видятся перспективы компьютерного рынка?

— Рынок в ближайшее время, думаю, будет расти примерно в том же темпе, что и сейчас.

— Многие Ваши коллеги воодушевлены вниманием к рынку со стороны власти…

— Очень долго компьютерный рынок был индифферентен к тому, что происходит на уровне государства. Игроков рынка затрагивали только решения по линии ГТК, ФАПСИ, да и то небольшую часть компаний. Сейчас все очень заинтересованы развитием IT как отрасли национальной экономики, сотрудничеством в этом вопросе с государством, и это, мне кажется, позволит развивать отрасль более масштабно.

— А может ли «хайтек» стать статьей экспорта?

— Пока тех, кто в состоянии сделать экспортный продукт, мало. Как говорится, «узок круг революционеров»: ABBYY, «Лаборатория Касперского», «ПараГраф»… Большие перспективы у офшорного программирования, но систему такого программирования еще предстоит организовать.

— Какими Вам видятся перспективы клуба?

— Мы будем гибко реагировать на новые потребности, начинать новые проекты. Пока у рынка есть спрос на сплочение, интеграцию, МКК будет нужен. А потребность такая лишь возрастает.

Беседу вели Юрий КУЗЬМИН и Александр ПОЛЯНСКИЙ