“Сейчас в россии – самая лучшая ситуация”

Глава представительства компании Cisco Systems в России Роберт Эйджи с полным правом может считаться российским предпринимателем. Ведь в нашей стране он работает уже более 10 лет: сначала был главой представительства Xerox, а позднее перешел в Cisco — одну из самых молодых и быстро растущих high-tech-фирм мира. Своим мнением о рынке высоких технологий и российском бизнесе г-н Эйджи поделился с нашим журналом

СЕТЬ ПРОДОЛЖАЕТ РАСТИ

— Каковы Ваши ощущения от рынка информационных технологий в России? Есть ли перспективы для того, чем занимается Cisco — сетевых технологий, интеграции Интернета и сотовой телефонии?

— Перспективы есть. Мы в этом году видим очевидный рост рынка, общая тенденция весьма позитивна. Рост бизнеса в 2000 году составил практически 100 процентов к предыдущему.

Этому несколько причин. Во-первых, мы сильно расширили спектр продуктов, открыли для себя многие новые рынки.

Во-вторых, российский IT-рынок растет: увеличиваются объемы продаж, число абонентов Интернета, растет инфраструктура провайдеров.

— Рост Сети, по Вашим оценкам, продолжается… А многие аналитики утверждают, что увеличение числа пользователей замедляется, даже приостанавливается.

— Наш опыт доказывает обратное. Раньше рост объема e-commerce в мире до 2005 года прогнозировался на уровне порядка 1,5 триллиона долларов, сейчас прогноз — 1 триллион 250. Небольшое уменьшение есть, но все равно рост ожидается колоссальный.

А спрос на большую емкость линий и высокоскоростной доступ к ресурсам растет быстрыми темпами: и в Москве, и в Петербурге. Существуют еще интранет-сети, потребность в которых тоже постоянно увеличивается.

— Какой идеологии развития информационных технологий отдает предпочтение Cisco: ориентации на большие вычислительные системы, которую проповедует Sun Microsystems, или опоры на персональные компьютеры, которую пропагандирует Microsoft?

— Мы, так сказать, агностики в этом вопросе. Мы занимаемся открытыми технологиями —сотрудничаем и с Microsoft, и с Sun, используем платформы HP и Compaq… Тем более, что у нас есть своя концепция, основной лозунг которой — «Интернет меняет нашу работу и жизнь».

Например, пять лет назад, чтобы обучить сотрудников работе с новыми продуктами, нужно было послать их в центр обучения или пригласить инструкторов в тот или иной офис. Сейчас возможно сделать все это с помощью Сети — получить все необходимые материалы, получить консультации, пройти тестирование. Если что-то не усвоено, пройти курс еще раз.

Другой пример. Раньше между производителем и покупателем было множество промежуточных инстанций — склады, продавцы и т.д. Сейчас можно напрямую разместить заказ, напрямую получить его, минуя склад. При этом тысячи субподрядчиков завода знают, как заказ продается. Эта система, созданная Cisco, позволяет экономить миллионы в год.

— Одно из ведущих направлений Cisco — IP-телефония. Какую долю рынка Вы уже контролируете?

— Трудно сказать, этот рынок в России только зарождается. Но уже есть заказчики. Рост очень большой, но пока мала база.

И пока мы неконкурентоспособны по сравнению с традиционной телефонией, хотя в обычных сотовых компаниях каждый год падает объем продаж на 5, 6, 10 процентов. Наш IP-телефон — это компьютер, который позволяет принимать любую акустическую информацию, видео, данные. В нем установлен свой «софт». Телефон можно подключить в любой точке здания, города, страны, мира.

Он позволяет работать с корпоративными интранет-системами. Например, у нас в Cisco 40 тысяч сотрудников по всему миру. Можно набрать имя и фамилию любого сотрудника и получить телефон. К нему можно подстроить любые приложения, которые необходимы конкретной компании. Можно также провести видеоконференцию, причем очень дешево. Раньше для ее проведения требовался отдельный канал, а сейчас все построено на пакетной коммутации.

— То есть уже совершенно другой уровень гибкости?

— Именно. Возможностей намного больше, чем в традиционной телефонии и традиционных компьютерных системах.

ВЫСОКИЕ ТЕХНОЛОГИИ МЕНЕДЖМЕНТА

— Ваша компания — одна из самых молодых транснациональных IT-корпораций?

— Да, Cisco Systems — всего пятнадцать лет. Но при этом она на третьем месте по капитализации в США и в мире — 350 миллиардов долларов.

Название Cisco — сокращение от Sun Francisco. Фирма родилась там. И я сам, кстати, родом из этого города.

За три-четыре года, которые я возглавляю представительство Cisco, компания очень значительно выросла. До моего прихода было 4 тысячи пользователей наших систем, а сейчас — уже 40 тысяч пользователей. Объем продаж сейчас — 20 миллиардов долларов. И наш прогноз на первое полугодие 2001 года — 35 миллиардов долларов в год.

— А в чем секрет успеха?

— Одна система заказа и продажи, минуя промежуточные инстанции, о которой я говорил выше, дает нам возможность зарабатывать немалые доходы и увеличивать капитализацию. И это далеко не единственное сверхэффективное бизнес-решение, которое мы активно продвигаем на рынке. Поэтому мы можем покупать все новые и новые high-tech-компании. Только в прошлом году приобрели 22 фирмы.

— Это «софтовые» компании?

— Нет, не только. Есть те, которые занимаются волоконной оптикой — а волоконно-оптические каналы связи позволяют увеличить емкость канала связи во много раз. Есть софтверные. А была, например, одна компания, которая продавала IP-телефоны.

До того как мы ее купили, она продала за год 25 тысяч телефонов. Теперь мы продаем 25 тысяч телефонов в неделю: общий объем сейчас — около одного миллиона телефонов в году. Cisco вложила деньги в «раскрутку», в новые разработки — и уже есть результат.

— А есть ли у Cisco «ноу-хау» в менеджменте?

— У нас есть принципы политики компании и принципы менеджмента — например, делать то, что говорим. И еще делать большее из меньшего. 30 человек у нас работают за 150. Мы построили бизнес очень разумно и эффективно.

МЕНЕДЖЕРАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ

— Расскажите о своей карьере.

— Я окончил Калифорнийский университет, экономический факультет. Бакалавр экономики. Еще когда учился, стажировался три месяца в Ленинграде — еще в брежневские времена. После университета работал в Калифорнии как salesman в разных компаниях.

— Уже в сфере информационных технологий?

— Да. Потом я поехал в Лондон: работал в отделе бартерных сделок компании Xerox по Восточной Европе. Через какое то время стал главой этого лондонского офиса — мне было 25 лет. Потом меня командировали главой офиса в Югославию. Затем — Африка, Нигерия.

А в 29 лет меня направили главой представительства Xerox в Москве. Я проработал в этой должности 5 лет, а потом перешел в компанию Cisco Systems — стал главой московского представительства этой фирмы.

— Как Вы считаете, топ-менеджеру нужен диплом MBA?

— У меня нет MBA. Была идея пойти поучиться, но не было времени. Впрочем, я экономист по образованию…

— В наших же компаниях — в основном инженеры.

— Все зависит от человека. И инженер может быть хорошим топ-менеджером.

— То есть хороший менеджер — это от Бога?

— Может быть, и не от Бога. Но есть определенные инструменты, научившись пользоваться которыми, можно достичь эффективности.

Что важно в менеджменте? Общение с клиентом. Контроль всех функций в бизнесе. Хорошая организация, хороший коллектив. Выполнение задач компании.

Менеджер должен думать о новых возможностях для бизнеса: как управлять, как открывать новые направления, как решать проблемы финансирования. Хорошие менеджеры — те, кто смотрит на проблемы уже со знанием, как их решать.

Все это, в принципе, можно освоить.

КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ

— После того как Вы пришли в представительство Cisco, бизнес серьезно поднялся. Это Ваша заслуга?

— Нет, я думаю, что просто было удачное время. И потом, московский менеджмент Cisco — это же не только Боб Эйджи. Самое главное — набрать вокруг себя хорошую команду. И надо сказать, что Cisco в этом повезло. У нас очень сильная команда. При этом все — русские, я —единственный иностранец.

— А Вы — еще иностранец?

— Отличный вопрос! Может быть я еще не обрусел, но москвичом стал точно.

— Вы по своему менеджерскому стилю —командир или придерживаетесь демократических принципов?

— Когда есть хорошие менеджеры, не нужно командовать. Нужно поставить задачи, чтобы не было легко. А Cisco не дает легких задач.

И я не должен быть командиром. Если ты командир, то это говорит о том, что у тебя слабые сотрудники.

Мои сотрудники сами решают проблемы, они подключают меня, когда есть большой проект либо проблема, которую нужно преодолеть вместе.

Кадры решают все. Если хорошие кадры, то бизнес будет развиваться. При том стремлении обходиться малым числом людей, которое у нас есть, мы просто вынуждены были набрать очень хороших специалистов.

ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО БИЗНЕСА

— Бизнес в России — особый бизнес или российский бизнес не отличается, например, от западного?

— В основном не отличается. Здесь, как и на Западе, есть продавцы, клиенты — с проблемами, которые надо решать… Есть офис, коллектив, стимулы, ситуации — штатные и нештатные…

Может быть, в России больше сюрпризов — макроэкономических. 1996 год — бум, 1998 год — крах… Таких бумов и крахов на Западе нет.

И потом, на Западе, конечно же, легче финансирование. Там все проще, даже купить стиральную машину: выбираешь в Интернете, ее через два дня просто привозят. Платить ничего не надо — деньги снимут со счета.

В России, увы, такого пока нет. Но, думаю, будет.

— Как Россия изменилась за последние 10 лет?

— Есть плюсы и минусы. В целом сейчас в России намного лучше, чем десять лет назад. Потому что появились хозяева, которые сами занимаются развитием своего дела, своих предприятий. Это лучше, чем когда предприятиями занимается государство.

Были, конечно, потерянные шансы. Если бы правительство сделало приватизацию немного более продуманно, то она могла бы дать лучшие результаты.

Итак, конечно, было много ошибок. Но общая тенденция — позитивна. Идет улучшение менеджмента: и в Москве, и на периферии.

ЗАКОРЕНЕЛЫЙ РЕСПУБЛИКАНЕЦ

— А Вы голосовали за Буша?

— Да, я был за Буша, я республиканец всю свою сознательную жизнь.

— Наши отношения с США при Буше не ухудшатся?

— Я бы сказал, что не будет так сладко, как было бы при Горе. Но это было бы слишком сладко.

Будет более конструктивно. У Буша очень хорошие отношения с Россией, с тем бизнесом, который здесь есть. Связи налажены.

Однако легких денег, кредитов теперь не будет. Если бы в свое время МВФ не давал деньги столь бездумно, кризиса 1998 года не было бы. Сейчас в России производят нормальное пиво, нормальный стиральный порошок — и безо всякой иностранной помощи. Так на что были потрачены 40 миллиардов долларов?!

Россия — страна богатая, и не понятно, почему люди не богаты. Одна из причин — капиталы уходили из России, потому что не было четкой юридической системы.

— Не было правил игры?

— Да. Возьмем Китай. Это коммунистическая страна, а поток денег туда просто огромен. Потому что есть ясная юридическая и политическая система. Страна предсказуема. При этом все западные инвестиции там пока убыточные, но стратегически это выгодно. А в отношении России никто из инвесторов не думает о стратегии.

Кроме того, нет грамотного PR. Когда мы в США смотрим новости CNN о России, то думаем, что здесь такая же ситуация, как в Боснии. А когда с Запада люди приезжают в Москву, то удивляются: «Нормальная столица!» Я думаю, что очень плохо продумана рекламная кампания России за границей.

— В Советском Союзе пропаганда была на порядок лучше.

— Да, пропаганда была сильная. А сейчас — чистая антиреклама.

GUY, SORRY…

— Каковы сейчас перспективы у российской экономики?

— Сейчас самая лучшая бизнес-атмосфера, которую я когда-либо видел в России.

— А как же угроза дефолта, если мы не заплатим долги?

— Я не понимаю, зачем нужно платить Парижскому клубу?! Можно договориться со скидкой. Это же долги государства, которое не существует.

Если правильно построить политику, этот аргумент на Западе наверняка будет услышан. Во всяком случае, большой ошибкой было бы платить весь долг.

Кстати, в дефолте 1998 года есть и вина Запада. Так что если бы я решал вопрос по Парижскому клубу, я бы сказал: «Guy, sorry, но нам надо договориться по-другому!»

Чего я боюсь больше всего — так это того, что не хватит инвестиций. Инфраструктура IT в России пока очень слабо развита. Те страны, которые вкладывали большие суммы на развитие IT, теперь получают большие возможности. Просто вовремя надо было вложить деньги. И России сейчас очень важно создать инвестиционный климат и возможности финансирования.

Но, как я вижу, есть экономический рост, стабильная политическая ситуация, стабилизируются правовые условия. И эти факторы пересилят проблемы.

Беседу вел Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ