Цена “продажности”

Единственный закон, безотказно работающий в нашем Отечестве, — третий закон Ньютона: на каждое действие имеется равное по силе противодействие. Особенно ярко он проявляется в сфере налоговых отношений.

Трудно сказать почему, но факт: еще ни одно налоговое нововведение не дало того эффекта, на который рассчитывали законотворцы и уполномоченные властью экономисты. Создается впечатление, что все попытки совершенствования налоговой системы в России предпринимаются из чисто спортивного интереса: а вдруг на этот раз получится.

Хотя справедливости ради стоит заметить, что продиктованы они исключительно благими намерениями. Которыми, как известно, вымощена дорога в ад.

МЫ ПОЙДЕМ ДРУГИМ ПУТЕМ

Когда в Госдуме проходили голосования по Закону о налоге с продаж (НСП), аргументов в пользу его принятия приводилось более чем достаточно. Во-первых, он рассматривался в качестве альтернативы многочисленным местным налогам, весьма неаккуратно поступающим в соответствующие бюджеты. Поэтому введение НСП должно было одновременно «убить двух зайцев»: упростить налоговое администрирование и упорядочить поступления в региональные и местные бюджеты.

Во-вторых, средства, полученные от налога с продаж, предполагалось полностью направлять на поддержку наименее защищенных слоев населения (малообеспеченных граждан, пенсионеров, инвалидов). Причем сразу же был утвержден перечень товаров и услуг первой необходимости, не облагаемых этим налогом. Так что социально не защищенные в число «жертв» НСП в любом случае не попадали.

В-третьих, налог с продаж в числе других косвенных налогов (акцизов, НДС) должен был служить механизмом перенесения налогового бремени с реального сектора на сферу потребления. А чтобы торговые организации не увлекались взвинчиванием цен, было принято решение снизить основной налог на потребление — НДС — на 5% (величина максимальной ставки налога с продаж).

Однако почти сразу после введения НСП в действие выяснилось, что все его плюсы, рассчитанные на бумаге, там и остались. Действительность же, кажется, на этот раз превзошла самые худшие ожидания инициаторов введения налога с продаж.

Прежде всего на сферу потребления легли сразу два схожих налога (не считая акцизов на некоторые виды товаров), которые, заметьте, не действуют одновременно ни в одной стране, кроме России. Практически все европейские страны отказались от налога с продаж в пользу НДС, чья потенциальная база значительно шире. США, сохранившие налог с продаж, не вводят НДС.

Совместить два «однотипных» налога до сих пор никому не приходило в голову, поскольку смещение налоговых «весов» в сторону косвенного налогообложения в современной экономической науке считается нецелесообразным и даже вредным. Такое смещение, считают эксперты, может привести к перекосам в ценообразовании, снижению спроса и прочим негативным последствиям на внутреннем рынке.

Но наши эксперты-экономисты почему-то решили, что раз уж Россия жила много лет по собственным экономическим законам, можно и дальше продолжать в том же духе.

МИМИКРИЯ ПО-РОССИЙСКИ

Как уже говорилось, НСП – косвенный налог, действующий в сфере потребления. В Федеральном законе «О внесении изменений и дополнений в статью 20 Закона РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» объектом обложения этим налогом признается «стоимость товаров (работ, услуг), реализуемых в розницу или оптом за наличный расчет».

Причем к продаже за наличный расчет «приравнивается продажа с проведением расчетов посредством кредитных и иных платежных карточек, по расчетным чекам банков, по перечислениям со счетов в банках по поручениям физических лиц, а также передача товаров (выполнение работ, оказание услуг) населению в обмен на другие товары (работы, услуги)». То есть при приобретении товаров за наличные налог с продаж автоматически включается в их цену.

Теперь попытаемся ответить на простой, казалось бы, вопрос: сколько раз взимается налог с продаж за один и тот же товар? По логике – только один. Но наша действительность нередко противоречит всем законам логики. Налог с продаж был бы действительно прост, понятен и ставка его не превышала бы максимально установленных 5 процентов лишь в том случае, если бы облагаемый товар продавался за наличный расчет только один раз. На самом деле так обычно происходит лишь в крупных торговых организациях, имеющих обыкновение расплачиваться с поставщиками по «безналу».

Но кроме супермаркетов, существует еще множество магазинчиков, киосков, лотков и прочих точек розничной торговли. Их владельцы, как правило, приобретают мелкооптовые партии товаров именно за наличные деньги. Соответственно, уплачивают и налог с продаж, поскольку он включен в отпускную цену. Естественно, внесенный налог они затем возместят за счет своих покупателей. Но, реализовав товар, розничные торговцы снова должны заплатить налог с продаж, рассчитанный уже на базе розничной цены. То есть получается, что, с одной стороны, продавец в данном случае платит налог дважды — при закупке и после реализации товара. А конечный потребитель берет на себя бремя налога с продаж, существенно превышающее установленный законом максимум.

Итак, налог с продаж в чистом виде может существовать только для крупных организаций. Средние и мелкие предприниматели, производящие большую часть расчетов «налом», платят «каскадный» налог с оборота и, соответственно, оказываются в невыгодном положении.

С нейтральностью налога с продаж в отношении крупных фирм тоже не все просто. Возникает закономерный вопрос: а что, промышленные, например, предприятия никогда не производят наличных расчетов? Как быть фирме, приобретшей для своих нужд, скажем, канцелярские товары или оргтехнику не по договору с какой-либо организацией, а в магазине — за наличный расчет по цене, включающей налог с продаж. Да мало ли необходимых в «хозяйстве» товаров, услуг и работ заводы оплачивают не по перечислению, а наличными. Каждый раз в подобных случаях обращаться за разъяснениями в Минфин?

Или, скажем, что следует принимать за объект налогообложения ресторану? Стоимость блюд, обслуживания клиентов или того и другого вместе? И нужно ли включать налог с продаж в цену блюда, если оно приготовлено из продуктов, исключенных из налогообложения?

Это лишь малая часть вопросов, на которые однозначных ответов нет. Практически каждый случай приходится рассматривать индивидуально. И, хотя согласно статье 3 Налогового кодекса РФ «все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика», на практике, как известно, подобной трактовки этих самых сомнений и неясностей добиться довольно сложно.

ФИСКАЛЬНЫЕ СТРАДАНИЯ

Впрочем, «неустранимые сомнения, противоречия и неясности» преследуют не только налогоплательщиков. Сотрудники налоговых органов сами порой не могут разобраться, с кого взимать НСП и, главное, как это выполнить технически.

Прежде всего не следует забывать, что налог с продаж является местным. Он «устанавливается и вводится в действие законами субъектов Российской Федерации и обязателен к уплате на территории соответствующих субъектов РФ». Заметьте, за пределами того или иного региона может действовать налог с продаж с другой ставкой (большей или меньшей, но в пределах 5%), с иным перечнем необлагаемых товаров, работ и услуг. В конце концов, органы самоуправления имеют полное право вообще не вводить на своей территории налог с продаж.

Налогоплательщик вовсе не обязан связывать всю свою деятельность исключительно с родным городом, областью, краем и т.д. Естественно, реализуя свои товары или услуги чуть ли не по всей стране, налог он вносит, в соответствии с законодательством, по месту регистрации. То есть получателем налога с продаж становится регион, где данный налогоплательщик, вполне возможно, вообще ничего не реализовал. В то же время бюджеты территорий, где действительно проводилась реализация, могут остаться ни с чем. То есть получается полнейшая неразбериха.

К примеру, когда налог с продаж был введен в Москве, многие предприниматели «эмигрировали» в Московскую область, на территории которой НСП не действовал (и не действует до сих пор). Однако расставаться с денежным московским рынком они отнюдь не собирались. И, мягко говоря, игнорировать хотели и Закон города Москвы «О налоге с продаж», и все подзаконные акты, дополняющие и разъясняющие статьи закона.

В этом плане у индивидуальных предпринимателей даже появилось преимущество перед юридическими лицами. Те обязаны регистрировать свои представительства, филиалы и прочие структуры, расположенные на «чужой» территории по месту деятельности в соответствии с федеральным законодательством. Физлиц же обязывает вставать на учет в качестве плательщиков налога с продаж по месту реализации товаров, работ и услуг закон субъекта Федерации. Понятно, что выйти в любой момент из «ареала» его действия значительно проще, чем «убежать» от федерального закона. Чем многие и пользуются.

Казалось бы, что в этом особенного? Налог с продаж — не единственный, от уплаты которого уклоняются всеми правдами и неправдами. Но в том-то и дело, что от этого налога удается уклониться только тем, кто не стоит на учете как его плательщик. В той же Москве тысячи мелких предпринимателей ведут деятельность в черте города, а когда приходит время платить, скрываются «за границей» Московской области. И поднаторевшим в борьбе с «уклонистами» налоговым органам в этом случае крайне сложно добиться восстановления законности. Дело в том, что к ответственности за налоговые нарушения граждане привлекаются по месту регистрации. А как можно оштрафовать или осудить человека за нарушение закона, которого нет?

Но самое интересное заключается в том, что в сложившейся ситуации ущерб наносится не столько бюджету, сколько предпринимателям, зарегистрированным на территории Москвы. У них нет возможности так легко и просто уйти от налога с продаж, им приходится его платить. И при этом они вынужденно «дают фору» конкурентам из регионов, подобным налогом не обремененным.

Скажем, два продавца предлагают одинаковый товар. Но у одного из них цены на 4% (ставка НСП в Москве) выше, чем у другого. Нетрудно догадаться, к кому из них направится покупатель. Но можно и не демпинговать, а просто спокойно положить эти «продажные» проценты себе в карман. В то время как конкурент должен отдать их городскому бюджету. Понятно, почему московские предприниматели не слишком доброжелательно относятся к коллегам из Московской, Калужской, Рязанской областей (в этих регионах НСП не введен).

ЧТО ДЕНЬ ГРЯДУЩИЙ НАМ ГОТОВИТ

Сейчас все — и предприниматели, и потребители, и законодатели — признают, что введение налога с продаж было, наверное, самым неудачным из всех налоговых экспериментов. Видимо, принимая решение «быть или не быть» налогу с продаж, депутаты упустили из виду простую истину: любое нововведение не только открывает новые перспективы и возможности, но и чревато серьезными опасностями.

Наверное, основная ошибка парламентариев заключалась в том, что они отдали право вводить НСП на откуп органам самоуправления. Конечно, было бы лучше вообще не идти наперекор всей мировой практике и не вводить налога с продаж. Но уж если решили, то нужно было вводить его во всех регионах сразу.

Однако что сделано, то сделано. И вряд ли теперь законодателям удастся, по крайней мере в ближайшее время, исправить свою ошибку. Дело в том, что налог с продаж все-таки решил одну из поставленных задач: он стал мощнейшим источником пополнения региональных и местных бюджетов.

Это один из немногих налогов, на средства от которого не претендует федеральный бюджет. Субъекты Федерации от него не откажутся.

На 1 сентября 2000 года в России оставалось всего 14 регионов, не рискнувших установить НСП на своей территории. Не исключено, что скоро таковых станет еще меньше. А в субъектах Федерации, где ставка налога с продаж была ниже установленных законодательством 5%, она в ближайшее время достигнет максимального уровня — московское правительство, к примеру, такое решение уже приняло.

К тому же перечни необлагаемых НСП товаров, работ и услуг, которые в законах субъектов Федерации были значительно шире по сравнению с установленным федеральным законом, судя по всему, станут постепенно сокращаться.

Так что налог с продаж живет и побеждает.